Истории успеха 03.09.2018 108

От первого лица: Кейт Россон, слабовидящий художник

Я работаю как иллюстратор и графический дизайнер, но как фрилансер - сам предлагаю свои услуги на специализированных онлайн-ресурсах, через газетные объявления или пользуясь личными связями. Я занимаюсь этим всю свою жизнь - рисую иллюстрации, картины, обложки музыкальных альбомов, комиксы, обложки для книг.

При этом я отличаюсь от других художников - я слабовидящий.

Я родился с гипоплазией зрительного нерва* (ГЗН) - одной из трех наиболее часто встречающихся причин нарушения зрения у детей. В моем случае это заболевание привело к тяжелому нарушению периферийного зрения и сейчас поле моего зрения ограничена 25° для обоих глаз. Иногда это называют туннельным зрением. И это означает, что я при прогулках использую специальную трость и регулярно встречаюсь с тестерами моего периферийного зрения - дверцами шкафов и пожарными гидрантами. Я даже не могу целиком видеть лицо человека, с которым разговариваю.

Когда я работаю, я не могу видеть весь лист бумаги, на котором я рисую, целиком. Это означает, что я постоянно и быстро перемещаю свои глаза с одной стороны листа бумаги или экрана компьютера на другую, чтобы запомнить, где находятся различные линии и как они должны "встретиться". Можно сказать, что я постоянно сканирую свою работу. Это происходит совершенно автоматически, я делаю это быстро и постоянно буквально целый день. Я поступаю так, когда я работаю, когда пишу, готовлю пищу или иду по улице.

И к счастью для меня, обычно я делаю это вполне удачно. И если вы увидите меня в привычном окружении, в котором нет гидрантов, открытых посудомоек и рукопожатий, вы, вполне возможно, даже не поймете, что я плохо вижу.

Но все эти проблемы не помешали мне заниматься тем, что я люблю. Хотя я и родился с ГЗН, я все детство не осознавал тяжесть своего состояния - я был полностью увлечен своей любовью к рисованию, чтению комиксов и искусству. И все время, когда я взрослел, моя мама во всем поддерживал меня. Она ни разу не сказала мне, что я не могу делать подобные вещи или что искусство доступно только для зрячих людей. И мои рисунки он всегда с гордостью вешала на стену. А мои бабушка с дедушкой купили мне дико дорогой набор инструментов и красок, когда я поступил в художественную школу. И вся моя большая семья ездила по всему штату, чтобы увидеть мои первые выставки.

Я много работаю, чтобы добиться признания, причем мое заболевание позволило разработать свой собственный уникальный, хотя и несколько странный стиль, поскольку я никогда не использую перспективу. Т.к. я могу видеть одновременно только несколько дюймов бумаги, то мои картины всегда будут казаться странным образом сплющенным, всегда все будет выглядеть немного нереалистично. У моего искусства есть свои ограничения, и так будет всегда.

Именно поэтому большинство моих работ очень сильно стилизованы. Одна или две фигуры на плоском общем плане, или с очень небольшой перспективой на заднем плане. И поскольку я сам могу видеть только очень небольшую физическую перспективу, изобразить объект с точной его глубиной всегда остается для меня очень сложной задачей.

Это трудно, но, когда вы можете справиться со всеми проблемами за счет своей воли, постоянной практики, решимости и любви к искусству, все остальное уже не так сложно. И я именно такой - человек, который несмотря на практическую потерю зрения, способен отдаваться искусству и радоваться этому.

* Гипоплазия зрительного нерва – врожденная аномалия, характеризующаяся уменьшением количества аксонов в структуре пораженного нерва. Клиническая симптоматика представлена снижением остроты зрения, нистагмом, косоглазием, повышенной утомляемостью.

Хотите больше новостей? Подпишитесь на наши новости на Facebook и Вконтакте.

Источник: Huffingtonpost