Новость 30.11.2023 212

Сбор «Особая мышь для редкой Маши»: вопросы и ответы

В лечении патологии наследственной дистрофии сетчатки, в частности, в лечении болезни Штаргардта, может помочь генная терапия.

В России на базе Университета им.Сеченова создана лаборатория молекулярной вирусологии, которая занимается исследованиями и разработкой методов генной терапии на основе вирусных векторов.

Что это за метод?

Фактически, это доставка здоровой и функционирующей копии поврежденного гена в организм человека с целью заменить неработающий ген путем введения очищенного и полностью безопасного вируса.

На первый взгляд это кажется невероятным, нереалистичным, но будущее уже наступило, и эти способы успешно работают и позволяют пациентам излечиться от наследственных заболеваний. На 2023 г в мире
зарегистрировано уже 8 лекарственных препаратов на основе вирусных векторов для лечения наследственных заболеваний ( спинальная мышечная атрофия, амавроз Лебера 2 типа, гемофилия А и Б).

Почему в качестве одной из целей терапии выбрана именно патология дистрофии сетчатки глаза?

Лаборатория молекулярной вирусологии Университета им. Сеченова, помимо разработки методов терапии онкологических заболеваний, сосредоточена на двух офтальмологических заболеваниях - синдроме Ашера 2-го типа и болезнь Штаргардта, связанная с поломкой гена ABCA4.

Ученые оценивали актуальность проблемы и запрос общества на ее решение. На данный момент в области лечения заболеваний дистрофии сетчатки не существует большого количества вариантов терапии и разработка
нового метода лечения может сыграть решающую роль в решении проблемы. Хорошо известным примером генной терапии, реализованным в клинической практике, является препарат Люкстурна для лечения наследственной дистрофии сетчатки (Амавроза Лебера 2–го типа, LCA2).

Что такое болезнь Штаргардта?

Это наследственное заболевание, при котором у человека происходит потеря центрального зрения и, с вероятностью, в дальнейшем наступление практически полной слепоты. Болезнь передается по наследству в том случае, когда и у мамы, и у папы присутствует мутация в гене АВСА4. В 25% случаев от таких родителей могут рождаться дети с патологией. Болезнь Штаргардта считается редкой, так как с ней рождается один ребенок из пяти тысяч. Но это очень большое количество людей, детей, качество жизни которых катастрофически падает.

Какую задачу уже способна выполнить лаборатория Университета
им. Сеченова?

Лаборатория молекулярной вирусологии может создать миниген, который будет синтезировать нормальный белок АВСА4 для компенсации мутаций. От вирусов в методе используется их способность доставить в клетки здоровый генетический материал. Конечно, нельзя восстановить уже погибшие фоторецепторы, но можно остановить или замедлить их гибель клеток, которые еще работают.

Несут ли дополнительную опасность эти вирусы для человека?

Ученые получают вирусные вектора (аденоассоциированные вирусы) в лаборатории, очищают, тестируют на клетках, многократно проверяют методами аналитической химии и физики. Затем полученный в пробирке вирусный вектор используется для проведения исследований на клеточных и животных моделях. Проверяется его безопасность, эффективность, биораспределение и обязательные параметры качества лекарственного
препарата. После наступает клинический этап - исследование на людях. И  случае его успеха, создается эффективный препарат для лечения наследственных патологий сетчатки.

Как можно создать белок АВСА4?

С помощью компьютерного моделирования и биоинформатики ученые создали миникопию белка, которую можно упаковать как в вирусный вектор (оболочку). Затем наступила очередь экспериментальных исследований. После их проведения, ученые убедились, что вариант мини-АВСA4 похож на исходную структуру гена, очень сложную и красивую, который присутствует в организме человека.

Следующим этапом на пути создания препарата для лечения наследственных патологий дистрофии сетчатки являются исследования на лабораторных животных. Процесс получения вирусных векторов содержащих минигены крайне сложный и технологически трудоемкий. Нужно упаковать полученный научным путем миниген АВСА4 в состав аденоассоциированного вектора. Получить вирусные частицы, почистить их и посмотреть будет ли вирус успешно доставлять нужный ген в клетки сетчатки и доказать что предложенный вариант «нового» гена АВСА4 выполняет свою функцию.

Именно эти задачи сейчас реализуются в лаборатории молекулярной вирусологии Сеченовского Университета.

Какой результат следует считать успешным для проекта по созданию генной терапии болезни Штаргардта?

Безопасный и эффективный генноинженерный вектор, который понесет в себе миникопию здорового гена АВСА4, специально подобранную и разработанную учеными для восстановления функции белка АВСА4 в
клетках фоторецепторах. По сути – действующий, эффективный и доступный для пациентов препарат.

На каком этапе сегодня находится разработка препарата?

Лаборатория находится в стадии тестирования вариантов минигенов на клетках пигментного эпителия сетчатки. На этом этапе необходимо проверить множество технологических и биологических параметров для
характеризации вирусного вектора, чтобы убедиться в его безопасности. Продолжением испытаний на клетках являются испытания на лабораторных моделях – мышах.

Что это за модели?

Это всем знакомые лабораторные мыши. Однако, очень необычные -генно-модифицированные. Эти мыши должны быть максимально похожи по своему фенотипу на пациентов с патологиями дистрофии сетчатки, у которых есть мутация в гене.

Для создания таких животных моделей давно существуют технологии геномного редактирования, которые позволяют искусственно выключить нужный ген из генома мыши.

В мире работают несколько компаний, производящих животные модели, в частности, китайская компания «Сyagen», которая предлагает огромный перечень видов лабораторных мышей для исследований различных
патологий.

Животные модели открывают огромный ландшафт и арсенал методов для изучения поведенческих реакций мышей после введения вируса. Например, можно будет анализировать поведение мышей в темноте, в лабиринте, их реакцию на темноту и яркий свет и многое другое.

Лабораторные модели животных – это необходимый этап в разработке любой терапии, закрепленный законодательно.

Из каких источников поступают средства финансирования
проекта?

Лаборатория молекулярной вирусологии при Университете им. Сеченова была создана при поддержке госпрограммы академического лидерства «Приоритет 2030». Основным направлением деятельности
лаборатории является разработка новых средств для генной терапии на основе вирусных векторов для лечения наследственных, онкологических и аутоимунных заболеваний.

Проект по разработки минигена для АВСА4 является приоритетным научным направлением лаборатории. Для реализации проекта Сеченовский университет предоставил свою инфраструктуру (доступ к современному научному оборудованию, биобанкам, компьютерномукластеру) и трансляционное сопровождение исследований при поддержке экспертов в области здравоохранения. Уникальная база Сеченовского университета является одной из немногих в России аккредитованной на проведение доклинических испытаний.

Привлечение дополнительного финансирования для проведения доклинического этапа исследований всегда носит внебюджетный характер. Другими словами, оно лежит непосредственно на самих ученых и зависит от
их инициативности, научных и коммуникативных способностей.

В чем цель сотрудничества научной организации с пациентской – МОО «Чтобы видеть!»?

Информирование пациентского и научного сообщества о разработках в области генной терапии наследственных патологий сетчатки, участие в совместных мероприятиях с целью привлечения внимание к актуальности и
значимости патологий глаза для общества.

Подобный опыт взаимодействия научного сообщества и его целевой аудитории – пациентов – является одним из первых в нашей стране. Он поможет показать действующим и потенциальным инвесторам, меценатам и
просто индивидуальным меценатам как работает их непосредственное участие в процессе создания жизненно необходимого метода терапии, а также позволит успешно форсировать исследования в зависимости от той потребностей исследовательских коллективов.

По всему миру существует большое количество примеров сотрудничества пациентских организации (fighting blindness, Cure Usher) и благотворительных фондов направленных на форсирование исследований в
области конкретных заболеваний человека.

Что является целью сбора конкретной суммы в 3,3 млн рублей?

Основная затратная часть проведения испытаний на мышах связана с приобретением самих животных мышей.

Напомним, что это не простые мыши – это генетически модифицированные модели. В России таких мышей
пока нет. Поэтому их необходимо приобрести у одного из лидеров области – китайской компании «Сyagen». На сайте кампании в открытом доступе есть прейскурант и вся необходимая информация.

После приобретения, этих мышей нужно доставить в Россию. Для этого оформить таможенные декларации, заключить лицензионное соглашение по разведению животных, пройти ветеринарно-санитарный контроль и
осуществить логистику перевозки мышей из одной точки в другую.

В дальнейшем, этих мышей нужно посадить на карантин и содержать в условиях Университета им. Сеченова. Наличие животных моделей в нужном количестве также позволит ученым получить с их помощью стабильную
колонию для дальнейших экспериментальных исследований.

Весь этот перечень этапов и манипуляций требует финансовых и трудовых затрат для его осуществления.

Почему лаборатория от своего имени не объявит сбор средств?

Университет им. Сеченова является научно-образовательной организацией. Сбором средств ни лаборатория отдельно, ни Университет в целом не занимаются. Но они могут самостоятельно искать варианты сотрудничества с биомедицинскими компаниями, частными фондами, благотворительными организациями, разработчиками других генетических препаратов, с научно-исследовательскими коллективами.

Перечень взаимодействий лаборатории с другими организациями в рамках исследовательской деятельности не ограничивается сбором средств. И научная работа по разработке терапии болезни Штаргардта ведется
постоянно. Обратим еще раз внимание на то, что государство поддерживает фундаментальные научные изыскание в этой области.

Причина не в том, что государство не может себе этого позволить. На примере конкретной патологии дистрофии сетчатки мы можем видеть, что это не одна болезнь, для которой достаточно создать одно лекарство, а сотни
разных мутаций, и всем им нужны сотни разных препаратов.

Когда-то государство наверняка профинансирует и эти этапы исследований, когда-то, но пока не сегодня, между тем жизнь людей с болезнью Штаргардта проходит уже сейчас. И если есть возможность ускорить процесс получения эффективного препарата для сохранения качества жизни большого количества людей, то нужно приложить все усилия к тому, чтобы будущее наступило уже сегодня.

МОО «Чтобы видеть!» старается привлечь всех неравнодушных к работе по сбору средств для конкретной осязаемой и понятной задачи – покупки генно-модифицированных мышей в количестве шести штук.

Помимо того, что эта покупка придаст ускорение этапам исследования в терапии дистрофии сетчатки глаза, она также сделает возможным в принципе увеличение количества таких важных и нужных животных моделей в нашей стране. И когда эти модели понадобятся для разработки других вариантов терапии, то этот этап уже будет в активе и его не нужно будет проводить заново – ведь мыши у российских ученых уже будут!

Глобальная цель работы по сбору средств– постараться сделать доступным эффективное средство для лечения патологии дистрофии сетчатки для людей, для детей уже завтра, а не в абстрактно-отдаленном будущем.