Истории успеха 19.11.2021 48

Слабовидящая наездница надеется вдохновить других людей с проблемами зрения

Слабовидящая британская наездница, которая прошла квалификацию на национальный чемпионат National Hunter на своих первых соревнованиях по кросс-кантри (скачки на пересеченной местности), хотела бы показать другим, что это возможно, и повысить осведомленность людей о способностях наездников с нарушением зрения.

Около трех лет назад у Люси Букер-Уилсон была диагностирована болезнь Штаргардта - генетическое заболевание, вызывающее прогрессирующую потерю зрения.

Сейчас, в возрасте 15 лет, она потеряла большую часть центрального зрения, а периферическое зрение размыто, поэтому, когда она наезжает на препятствие, она не видит его.

Ее мама Аманда рассказывает,

Наблюдая за ее ездой, вы не подумаете, что она почти ничего не видит, настолько хорошо она адаптировалась.

Когда Люси впервые заметила проблемы со зрением, родители отвели ее к окулисту, который предположил, что это может быть психологическая проблема, так как не смог найти ничего плохого. Но родители требовали ответов, и ее направили в больницу, где и был поставлен диагноз.

"Это был огромный шок, - говорит Аманда. — Это генетическое заболевание, но больше ни у кого в семье его не было, хотя у ее младшей сестры с тех пор тоже поставили этот диагноз".

Люси занималась верховой ездой с четырех лет, брала уроки в школах верховой езды, но особого прогресса не было. Поэтому семья со временем решила арендовать лошадь. Но это не сработало. Родители не планировали заводить свою лошадь, но эта лошадь была у Люси уже чуть больше года, и она, по сути, спасла ей жизнь. Эта лошадь — это то, на чем можно сосредоточиться, что-то позитивное, и Люси вкладывает энергию в улучшение своих навыков, а не сосредотачивается на том, что она не может сделать.

Как рассказывает девочка,

У меня было несколько проблем с людьми, которые не хотели, чтобы я участвовала в соревнованиях, потому что считали это небезопасным. Мое центральное зрение похоже на то, что другие могут увидеть, потерев глаза. Когда я проходила дистанцию чемпионата в первый раз, я прикидывала, какие прыжки и где примерно находятся препятствия, а во второй раз я запомнила их.

Я немного вижу периферийным зрением, поэтому использую другие прыжки как ориентиры, но главное дело в памяти. Я примерно запоминаю, куда мне нужно скакать, а потом, если я направлю Джесси на нужный прыжок, она его сделает. Она удивительная.

Люси общалась с некоторыми другими всадниками с нарушениями зрения, но не со многими. "Это не очень большое сообщество, и я хочу, чтобы люди знали, что они могут это делать, - сказала она. - Когда люди думают о пара-конном спорте, они думают о выездке, но это не только это".

Люси начала прыгать по-настоящему только после того, как ее зрение стало ухудшаться, и она считает, что это было не так сложно, как если бы она научилась делать это с полным зрением. Она добавила:

Я боюсь только канав с тех пор, как лошадь чуть не упала на меня в канаве во время скачек. Потом, когда я шла на чемпионат, там тоже была одна канава, так что я была очень благодарна, что не видела ее!

Верховая езда и прыжки помогают мне чувствовать себя свободной. Это мое время, когда я забываю о своих глазах и чувствую себя способной больше радоваться жизни.

Аманда сказала, что до появления Люси семья не была особенно увлечена лошадьми. Она говорит:

Я так горжусь. Когда мы поехали на соревнования, мы было только вдвоем и это были девчачьи выходные. А когда она ушла на соревнования, я очень волновалась, меня переполняли эмоции. Я была так горда и так боялась за нее, когда она была там одна, но она абсолютно справилась с заданием и получила удовольствие, а это все, о чем можно просить.

Хотите больше новостей? Подпишитесь на наши новости на Facebook и Вконтакте.

Источник: Horse and Hound